Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

104
" >

Прежде чем начать

Первое сентября скоро…

Догадываетесь, что за дата?

Думаю, догадываетесь, ибо каждый десять лет своей собственной жизни подарил этому магическому и неизбежному, страшному и доброму, так желанному вначале и так ненавидимому в конце… ШКОЛА…

А меня судьба к школе приговорила, как древнеримского раба к галерам. Сорок лет уже здесь. Ой, что это я не подумавши брякнул! Какое – "приговорила"!! Служу этому великому делу с наслаждением. Кокетничаю, наверное, просто.

Так привык ко всему, что здесь происходит и Первого сентября, и в День Учителя, и в Новый год, и Восьмого марта, и на Последнем звонке, что даже не представляю своей жизни без этой суеты и "движухи", как совсем недавно стали говорить мои нынешние ученики.

Да и то, что творится здесь в текучке будней, тоже уже часть моей жизни, моего обмена веществ.

На работу ежегодно выхожу из отпуска дней за десять до начала учебного года. И начинаю готовиться. Думаю… смотрю планы… что-то в них переделываю, прикидываю мысленно, можно ли так учить ЭТОТ класс, как учил их предшественников… а что если…

И в это время очень не люблю, когда меня от дела отвлекают: зовут на какие-нибудь совещания, заставляют "срочно, немедленно и быстро" сдать очередной "необыкновенно важный отчёт"…

… Поэтому, когда в двери ко мне робко стукнули… подождали, стукнули ещё раз, а потом несмело отворили, самую малость, только щёлочку, готов был раздражённо отреагировать… А за дверью-то – пустота. Вернее, это только вначале показалось, что пустота. На самом деле человек там стоял, только был в половину человеческого роста. Небольшой такой человек, "нешкольного" размера. Заглянул так в класс и спросил:

– Можно к вам зайти?..

– Заходи, – говорю, – коли пришёл.

Заходит. Обстоятельно так. Дверь за собою закрывает и деловито идёт к моему столу. Подходит и руку протягивает:

– Здрасьте, меня Лёша зовут. Я из Донецка приехал. И скоро у вас в школе учиться буду.

– Ну, думаю, что ко мне ты рановато пришёл, Алексей из Донецка. Встретимся мы с тобою лет, наверное, через пять.

– Нет, – отвечает, – через шесть. Мне только на следующий год в школу. Это я сестру устраивать пришёл.

– Тогда тебе сначала к директору нужно. Но при этом неплохо бы было, если бы при тебе были сестра и её документы.

Алексей со знанием дела махнул рукой и ответствовал:

– Директор – это для взрослых. Мама к нему пойдёт. А я хотел узнать, как тут у вас внутренний климат в школе. А кто же как не учитель этот климат чувствует и знает. Подошёл к охраннику на входе, спросил: "У вас учителя–мужчины есть?" Я, знаете ли, с женщинами не очень люблю разговаривать. Они сразу начинают охать и ахать. И мало полезной информации выдают.

Я всерьёз уже посмотрел на своего собеседника и спросил:

– И какая же полезная информация тебя интересует, мой юный новый друг?

Он вздохнул, солидно так, протяжно и ответил:

– Ну, во-первых, большие у вас классы или нет? Настю надо посадить туда, где людей немного, потому что она очень отвлекается на уроках всё время и требует к себе повышенного внимания.

– А во-вторых? – спросил я.

– Во-вторых, молодые у вас учителя или не очень? Дело в том, что с молодыми, конечно, лучше, но они часто рожать своих детей уходят и запросто могут бросить класс в середине учебного года. Поэтому – лучше старые, которые уже своих вырастили и на них опыта понабрались.

Я улыбаюсь, но улыбку прячу, чтобы не сбить "с проистекания мысли" своего собеседника. И, чтобы подбодрить его, говорю:

– Я слушаю, слушаю очень внимательно, продолжай, пожалуйста.

И он продолжает:

– Ещё хотел узнать, какие внеурочные занятия есть в вашей школе. Сестра у меня талантливая, но слаба физически. И мне бы хотелось, чтобы она увлеклась каким-нибудь спортом, но не очень серьёзно: профессиональная спортсменка в семье – это "вилы".

И Алексей двумя руками обхватил своё горло, словно бы показывая, насколько это удушающе недопустимо для их семейства. Потом продолжил:

– А ещё: хорошо ли налажено питание в школе. Ведь ей, особенно если будет оставаться после уроков на тренировки, нужно нормально есть, чтобы сохранить здоровье.

Я становлюсь всё более и более внимателен к своему собеседнику, а потому спрашиваю его, невольно переходя на "Вы":

– Скажите мне, пожалуйста, Алексей, а сами-то вы как намерены жить в нашем городе весь этот год, пока не поступите в школу?

Он шмыгает носом в раздумье, потом вскидывает на меня незабудково прекрасные глаза под едва намеченными пшеничными бровями и отвечает:

– Я пока домом займусь. Мама ведь пойдёт на новую работу, у Насти вот школа новая. Трудно им будет ещё и за домом следить. А в свободное время буду готовить себя к школе.

– И каким же образом вы собираетесь это делать?

– А это уже – следующий вопрос. Вы ведь русский преподаёте, да? Вот я и хотел бы иногда приходить к вам, чтобы вы мне говорили, какие книги читать нужно, чтобы к началу первого класса не оказаться полным невеждой.

– Почту за честь руководить вашим самосовершенствованием, Алексей. Но позвольте спросить, почему, говоря о своей семье, вы ни разу не упомянули папу?

Он опять шмыгнул носом, задвигая сопли на место, только потом ответил:

– Папа с нами не поехал. Он на Украине остался, чтобы там воевать. А мне перед отъездом сказал: "Ты, сын, человек уже взрослый и ответственный. С тебя и весь спрос. Женщин береги. А я тут дом наш беречь стану".

Олег Букач.

" >
Социальные комментарии Cackle